Тем: , Сообщений: , Пользователи:
На форуме:

Вернуться   Наш мир > Культура и искусство > Обсуждение книг, мировой и Российской литературы.

Обсуждение книг, мировой и Российской литературы. Писатели и читатели. Пишите, общайтесь, задавайте вопросы. Литературный форум.

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 05.06.2015, 12:40
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 24.05.2011
Сообщений: 281
По умолчанию ОВИДИЙ - рассказ про римского поэта

Император Август сослал великого римского поэта Овидия на северо-западный берег Черного моря, где он и умер, не добившись разрешения вернуться на родину.

Волны еще не смыли очертаний тела на песке, а черная голова пловца едва уже виднелась в открытом море. Издалека ее можно было принять за водяную птицу, плавающую у берега в осенние дни.


Несколько минут назад пловец лежал на животе, бездумно пропуская меж пальцами мокрый песок. Ветер трепал волосы, стянутые на лбу льняной тесьмой. Из камышей, обнявших колючим строем озерцо, доносилось ленивое мычание волов и хруст жвачки. Ненавязчивые звуки успокаивали. А прикосновение волн, зализывавших щиколотки, было приятно, как ласка ребенка.

И вдруг человек вскочил на ноги. Чуткий слух уловил чуждые берегу звуки. Римляне шли, оживленно болтая и смеясь.

Пастух стиснул кулак с такой силой, словно бы в ладони была не горсть песка, а горло недруга. Из кулака потекла желтая жижа. Человек бросился в море и поплыл к плоской, вытянутой косе.

Местные жители, геты, за рубцы и шрамы на теле прозвали его Меченым.

Никто не знал его настоящего имени — он был продан в рабство ребенком. Рассказывали, что он провел много лет на римской триреме, поднимая и опуская тяжелое весло, и это его ожесточило. У него не было семьи. Дочери и жены рыбаков избегали его. Он не смотрел людям в глаза, изъяснялся на каком-то странном языке, смешивая греческие и латинские слова с наречием своего народа. Он умел читать не хуже тех, кто приходил из города в рыбачий поселок собирать подать. Но казалось странным, что он никогда не бывал в Томах и при появлении римлян прятался, хотя ничто ему не угрожало.

Пастух вышел из воды, отряхнулся, с опущенной головой зашагал в глубь косы, туда, где из песчаных, надутых ветром холмов поднимались желто-ствольные сосны.

И тут ему бросилась в глаза вытащенная на берег лодка. Как он ее не заметил с моря? «Здесь кто-то должен быть…» Едва успев это подумать, пастух увидел сгорбленную человеческую фигуру. Незнакомец сидел спиною к морю. Ветер раздувал его седые волосы. Внезапно он встал, и пастух разглядел белую римскую тогу. Римлянин! Наверное, один из тех, кто прибыл на корабле в Томы. От них и здесь не скроешься! Решение пришло сразу. Этот должен ответить за все. Только так можно покончить с прошлым, которое давило как камень. Рука сама вытащила из ножен на поясе кривое лезвие. Гениохи научили им обращаться. С десяти шагов оно поражает без промаха.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 05.06.2015, 12:40
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 24.05.2011
Сообщений: 281
По умолчанию

И вдруг пастух услышал всхлипыванье. Он оглянулся. Трудно поверить, что плачет этот старец в тоге. Но вокруг не было никого. Плачущий римлянин! А ему казалось, что римляне бесчувственны и заставляют плакать других. Кто мог обидеть этого римлянина? Кто причинил ему боль? Пастух прислушался. Удивительный римлянин уже пел.


И песнь его была широка, как Данувий в месяц разлива. Откуда в квакающей римской речи появилось столько величавой мудрости, грустного раздумья и хватающей за сердце тоски? Этот римлянин — певец. А все певцы — любимцы богов. Даже дикие звери не трогают их. Дельфины высовывают головы из кипящих волн и внимают их пению. Пастух засунул нож за пояс и медленно зашагал к поющему. Дождавшись, пока римлянин закончит свою песню, он спросил:

— О чем ты поешь, чужеземец?

Римлянин повернулся. Его лоб был в морщинах, но глаза сохранили юношеский блеск. И в них не было ни испуга, ни удивления.

— Я пою о родине, с которой меня разлучила судьба,— ответил римлянин.— Вот уже десять лет, как меня изгнали из Рима в этот пустынный и безотрадный край. Десять лет, как я взираю на это море размыто-синего цвета, словно бы Нептун пожалел для него лазури. Песни, которые я пою, никто здесь не понимает, и я, записав их на папирус, отсылаю в Рим.

— У тебя есть о чем вспомнить,— сказал пастух.— Ты был счастлив на своей родине.

— У меня есть одни воспоминания.

— Воспоминания бывают разными,— продолжал пастух.— Одни расширяют твое бытие. Ты живешь и минувшим и настоящим. Другие — как тяжелая железная цепь. Идешь, а они тянут тебя назад.

Римлянин удивленно вскинул голову. Он не ожидал услышать от варвара столь мудрые слова.

— Ты хорошо сказал о воспоминаниях. Но у человека должно быть будущее. Я же

потерял все, кроме жизни, которая каждодневно дает мне чувствовать горечь бедствий.

На мне больше нет места для ран. Римские друзья забыли обо мне. Моя Фабия больше не

пишет. А как она рвалась за мною в прощальную ночь. Я не взял ее, надеясь, что в Риме

она добьется для меня прощения. Шли годы. Прощения не было. Август не изменил

своего решения. Мои жалобные песни не смягчили его сурового сердца. Новый правитель

хуже прежнего. Я и мои песни ему ненавистны. Скорее Данувий направит свой бег к

истокам! Скорее исчезнет созвездье, что в ночном небе стоит колесницей, чем мне

разрешат вернуться в Рим.

Пастух слушал, проникаясь все более и более сочувствием к этому удивительному человеку. Римлянин плакал от бессилия изменить свою судьбу. У него не было будущего.
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 05.06.2015, 12:40
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 24.05.2011
Сообщений: 281
По умолчанию

Помолчав немного, певец приподнял исхудавшее лицо. Огромные горящие глаза смотрели с ожиданием, но в нем ощущалось беспокойство.

— Я не надеялся здесь никого встретить,— произнес он прерывающимся от волнения голосом.— Этот мыс всегда мне казался глухим и пустынным. Я приплыл сюда, чтобы свести счеты с жизнью. Но раз судьба столкнула меня с тобой, я решаюсь просить тебя об услуге. Руки мои не привыкли к мечу.


Мне еще не приходилось вонзать мертвую сталь в живое тело. Удар может оказаться неверным, смерть — долгой и мучительной.

Римлянин наклонился и быстро поднял с земли меч. Его широкое лезвие блеснуло на солнце.

— Вот, возьми!

Пастух отпрянул. Во взгляде его сквозил ужас.

— Нет! Нет! Я не могу, я не хочу убивать. Я слишком много видел смерти и страданий. И

разве ты виноват в том, что со мной было?

Сейчас пастух уже не помнил о своем намерении лишить римлянина жизни. Что же произошло за эти несколько минут? «Этот римлянин не такой, как другие,— думал пастух.— Он слишком хорош для Рима. Но почему он не может жить без своего города, принесшего ему горе? Почему ему мало этого простора, этих сосен, этих синеющих на горизонте лесов?»

— Остановись! — кричал римлянин.— Заклинаю тебя богами, остановись!

Пастух бежал но косе, увязая по щиколотки в песке. «У каждого свои счеты с жизнью,— думал он.— А я не могу быть убийцей».

— Уведи мой челн,— донесся голос издалека.— Утопи его в море. Я не хочу,

чтобы они узнали, как умер Овидий.

Пастух направился к лодке. «Овидий…— думал он.— Римлянина зовут Овидием». Он никогда не слышал этого имени. Да, этот римлянин не такой, как другие.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 14:08. Часовой пояс GMT.