Тем: , Сообщений: , Пользователи:
На форуме:

Вернуться   Наш мир > Культура и искусство > Обсуждение книг, мировой и Российской литературы.

Обсуждение книг, мировой и Российской литературы. Писатели и читатели. Пишите, общайтесь, задавайте вопросы. Литературный форум.

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 04.06.2015, 20:05
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 24.05.2011
Сообщений: 281
По умолчанию ГОРЕЧЬ ТРИУМФА - рассказ про древний Рим.

В рассказе описан триумф римского полководца Эмилия Павла в честь одержанной им победы над Македонией ( год до н. э.). Сын Эмилия Публий года спустя разрушит Карфаген.

Тот, кто был в Риме вчера, не узнал бы его сегодня. Будничная, чем-то озабоченная толпа превратилась в празднично одетых и восторженных зрителей. Тысячи тог и хитонов словно сплелись в сверкающую белизной ленту, заполнившую все улицы от Марсова поля к Форуму. Приоделись и дома. Наброшенные на стены гирлянды из хвои прикрыли осыпавшуюся штукатурку и подтеки от дождей. Выбоины и рытвины на проезжей части засыпаны желтым тибрским песком. Из открытых настежь окон и дверей храмов синими дымками струились благовония. Благоухание персидского нарда и аравийского кинамона слилось с запахами нарцисса и майорана, лилий и пестумских роз. Чад дешевых харчевен и вонь сточных каналов, казалось бы, навсегда изгнаны заморскими и италийскими ароматами.

В первый день триумфа с восхода до полудня на лектиках проплывали наскоро слепленные глиняные фигуры в позах пирующих. Ветер трепал на их головах пучки конского волоса или мочала, из которых иногда высовывались бычьи рога. Рогатые были изображениями рек, безрогие—гор Македонии и Эпира. Нет, это не красочная декорация, наподобие той, что украшала задник сцены, не воспроизведение театра военных действий. На лектиках проносили свидетелей римской доблести, которые призваны подтвердить, что реляции полководца об одержанных победах не выдумка.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 04.06.2015, 20:05
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 24.05.2011
Сообщений: 281
По умолчанию

Стоявшие по обеим сторонам улицы римляне читали вслух надписи на прикрепленных к носилкам табличках:

— Аксий! Граммос! Линкос! Стримон! Перребий! Олимп!

Последнее название вызвало бурю рукоплесканий и выкрики:

— Триумф! Триумф!

Да ведь это Олимп! Высочайшая из гор Греции! Обиталище бессмертных богов! Сами боги с высоты Олимпа наблюдали за сражениями.

После полудня улицы заполнились) движущимися деревянными досками, картинами полуразрушенных крепостных стен и высящихся над ними несоразмерных по величине значков римских легионов и манипул. Сто двадцать пять досок. Сто двадцать пять городов. Пидна, Пелла, Пеллагония, Фойнике, Амбракия, Додона… В бесконечном перечне чуждых римскому уху названий улавливались имена более древние и знаменитые, чем сам Рим. Один из этих городов был прославлен Гомером, другой был родиной Александра, третий — Пирра. Затем пронесли размалеванные доски, снабженные надписями: хаоны, атинтаны, феспроты, молоссы, парвайи, тимфайи, оресты, афаматы… Это были племена, побежденные римским войском. Шествие досок завершилось огромной доской с цифрой « тысяч». Столько было продано в рабство эпиротов—мужчин, женщин и детей.
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 04.06.2015, 20:06
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 24.05.2011
Сообщений: 281
По умолчанию

Следующий день ушел на показ захваченного у врага оружия и драгоценностей. Бесконечной чередой двигались повозки с сариссами. Этими тяжелыми копьями вооружил македонских гоплитов царь Филипп. Сариссы сломили Элладу, бросили к ногам Александра царя царей Дария, обратили в бегство боевых индийских слонов. Ни один народ, ни одно войско не могли выдержать натиска македонской фаланги, ощетинившейся сариссами. И столь же трудно было понять, как можно нести чту громадину — шестнадцать локтей в длину, весом в четырнадцать фунтов.

Затем везли луки и стрелы, в колчанах и россыпью. Знатоки в толпе различали луки пехотинцев и всадников: скифские, родосские, критские и фракийские луки. Завязался спор о дальнобойности луков, о лучших наконечниках стрел. Поэтому прошли незамеченными повозки с пращами и ядрами. Но вот уже режет глаза блеск начищенных мелом мечей. Мечи короткие и прямые лакедемонские, изогнутые фракийские, длинные сарматские. Подобранные на поле боя и извлеченные из арсеналов, они будут переплавлены в гладиусы, ибо лучший меч — это меч победителя.

И снова повозка сменяет повозку. Шлемы круглые и с налобниками, с нащечниками и назатыльниками, шлемы-маски с отверстиями для глаз, шлемы, украшенные гребнем и султаном из конского волоса. Как, наверное, гордились ими их обладатели: ведь, говорят, воин красен шлемом и силен копьем! А какое разнообразие щитов! Щиты круглые македонские, с выемкой — фракийские, щиты кожаные с металлическим ободом, щиты деревянные, щиты медные. Лишь одна повозка с панцирями, ибо не каждый воин мог приобрести этот нагрудник из металлических пластинок или тот из костяных чешуек. Панцирей, сплетенных из толстых кожаных ремней, было не больше десятка, их разобрали на бичи: ведь легионер, до похода не имевший и раба, стал обладателем целой дюжины.
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 04.06.2015, 20:06
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 24.05.2011
Сообщений: 281
По умолчанию

Отгромыхали повозки. Показалась колонна носильщиков. Каждая четверка тащила лектику с долием, наполненным до краев серебряной и золотой монетой. Семьдесят семь долиев с золотом, семьсот долиев с серебром. Триумф второго дня был завершен показом золотых и серебряных изделий: кувшинов, чащ, браслетов, ожерелий. Вот из чего ели и пили с ари и их приближенные, воины и богатые горожане, вот чем украшали себя их жены и дочери! Пусть теперь пользуются глиной и деревом! Для рабыни достаточно и ожерелья из ракушек или желудей!

Глаза успели утомиться от обилия оружия и драгоценностей врага. Но где же он сам? Где эти глупцы и безумцы, усомнившиеся в могуществе римского народа и осмелившиеся бросить ему вызов?

И вот наступил третий день великолепного празднества. Римляне в то утро были пробуждены не пением петухов, не возгласами глашатаев, а хриплыми, дребезжащими звуками. Трубачи, собранные со всех легионов, дули что было мочи в свои литые медные рога. Это был страшный голос войны, перед которым в ужасе отступали все иные звуки. Это была не музыка, а сардонический смех, безжалостный рев победителя, пьяного своей победой.

Первыми, кого увидели римляне в то утро, были быки, празднично украшенные, мирно бредущие за поводырями. Широкогрудые, с гладко лоснящейся шкурой, с жирными загривками, не знавшими ярма, они были так величавы, что ни у кого в толпе не оставалось сомнений: если бы Юпитеру вздумалось вновь обратиться в быка, он избрал бы для своего земного облика одного из этих красавцев.
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 04.06.2015, 20:06
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 24.05.2011
Сообщений: 281
По умолчанию

Не успела улечься пыль, поднятая быками, как показалась повозка невиданной формы. Ее крыша напоминала черепаший панцирь. Пластинки, наложенные друг на друга, были из слоновой кости, оправленной серебром. Борта повозки были из чеканных серебряных листов с рядами искусно выполненных изображений. Повозку влекла пара великолепных вороных коней с золотыми уздечками и упряжью. Коней вел человек, разодетый как вельможа. Табличка на его шее гласила: «Царский конюх Эвтих».

Что это прикреплено к задней стенке повозки? Судя по сиянию драгоценных камней, это царская диадема. Римляне не раз били чужеземных царей и заставляли их расплачиваться за поражения. Но они оставляли им их короны как безвредные игрушки. Это первая из корон, которая будет принадлежать победителю. Больше не будет Македонии, слава которой прогремела по всему миру. Больше не будет македонских царей.

Но это, кажется, не пугает македонских царевичей, мальчиков пяти и десяти лег, идущих за колесницей в окружении нянек и воспитателей. Их не смущает и внезапно затихшая масса людей по обеим сторонам улицы. Филипп и Александр привыкли к торжествам и дворцовым приемам. Правда, люди здесь одеты по-другому, чем в Македонии. Но они не похожи на злых римских воинов, которые тащили их за руки, что-то крича на своем варварском языке. Это молчаливые и добрые римляне, и дети с удовольствием их разглядывают.
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 04.06.2015, 20:06
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 24.05.2011
Сообщений: 281
По умолчанию

Из толпы вырвался какой-то странный звук. Нет, это не хлопок ладошей, не кашель. Это всхлипывание. Кто-то крикнул:

— Жизнь детям Персея! Пощаду несмышленышам!

Кто-то выбежал на мостовую, пытаясь приблизиться к детям.

Воины, взявшись за руки, оттеснили толпу к стенам домов. Всхлипывание перешло в плач, напоминающий причитание.

Волнение было таким, что появление самого македонского царя прошло почти незамеченным. Никто не бросал заранее запасенных гнилых фруктов и не плевал в сторону побежденного врага. Персей был в темном гиматии и грубых охотничьих сапогах. Он шел как-то боком, поминутно озираясь. Казалось, что и он не понимает, каким образом он оказался в Риме.
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 04.06.2015, 20:07
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 24.05.2011
Сообщений: 281
По умолчанию

Сразу за Персеем двигалась открытая колесница в форме половинки яичной скорлупы. Верхний борт приходился сидящему на курульном кресле триумфатору по пояс. Слой сурика, наложенный на щеки и лоб, неузнаваемо изменили внешность, и Эмилий Павел и ничем не отличался от тех, кто отмечал триумф до него.

И все они, вознесенные славой, были точной копией глиняной статуи Юпитера в Капитолийском храме. С плеч Юпитера была пурпурная расшитая пальмовыми листьями мантия на плечах Эмилия Павла. Грим на его лице подражал раскраске глиняных щек капитолийского бога.

Но не накажет ли Юпитер того, кто святотатственно принял его облик? Не обрушит ли он на него свои громовые стрелы? Для отвращения беды жрецы посадили на запятки триумфальной колесницы раба с плетью. Может быть, зрители и не слышат, что говорит этот раб, но сам триумфатор явственно различает сквозь приветственные крики успокаивающий шепот: «Ты человек! Ты человек!»

Двое сыновей триумфатора от первого брака Публий, мальчик лет шестнадцати, и Квинт, юноша лет двадцати,— были верхом па пристяжных конях. Оба они заслужили эту честь, сражаясь под командованием отца в битве при Пидне. Особенно отличился младший. Преследуя врага, он ушел так далеко, что вернулся лишь к утру, когда отец, будучи уверен, что Публий погиб, ! предавался отчаянию. Возвращение сына было для Павла не меньшей радостью, чем победа над Персеем. Вместо того чтобы сделать выговор за нарушение дисциплины, полководец бросился к сыну, разгоряченному, обрызганному вражеской кровью, и молча прижал его к груди. Те, кто были свидетелями этой сцены, видели скупые отцовские слезы и слышали обращенную к Юпитеру молитву благодарности. Но вскоре лицо полководца потускнело. Суеверный Павел, кажется, был напуган невиданным благоволением божества, за которым надо опасаться его гнева и беды.
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 04.06.2015, 20:07
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 24.05.2011
Сообщений: 281
По умолчанию

Сзади вразвалку, манипул за манипулом, шли легионеры. Мостовая гудела от тяжелого топота калиг, воздух наполнился звоном оружия и приветственными выкриками:

— Ио, Триумф!

Узнавая в толпе знакомых, легионеры приветствовали их жестами и восклицаниями.

Но вот центурион первой манипулы подал знак, и сразу все стихло. Сейчас прозвучит песенка, специально сочиненная для этого триумфа. Все это знали и заранее улыбались. Что на этот раз придумают легионные стихоплеты? В позе триумфатора ощущалось напряжение. Зная, чем были недовольны воины, Павел ожидал песню как удара в спину.

Павел, наш консул
С носом в целый локоть,
Тощий, облезлый
Любитель поесть.
Слопал Персея,
Слопал эпирцев.
Доброго пуза
Не смог отрастить.

— Отец! Как они смеют! — крикнул Публий, не оборачиваясь.— Прикажи им замолчать!

— Молчи! — прошептал триумфатор.— Насмешками над моей внешностью воины напоминают, что я смертный. Они отводят гнев Юпитера, чье одеяние я ношу, чье место сейчас занимаю.

Слава богам, что лицо триумфатора покрыто суриком. Иначе все бы увидели, что оно стало пунцовым от бессильной ярости. «Через час я лишусь консульских полномочий,— думал Эмилий Павел.— Они это знают и пользуются безнаказанностью».
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 04.06.2015, 20:08
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 24.05.2011
Сообщений: 281
По умолчанию

Колесница выкатилась на Священную дорогу и задребезжала по ее камням. Отсюда открылся вид на обращенный к Форуму склон Палатина. Эмилий Павел различил черепичную кровлю своего дома, и сердце его заныло, словно бы от тупого удара. Дурное предчувствие в то утро, когда боги вернули ему Публия, не обмануло. Всего лишь нундины назад от непонятного приступа скончался Тит, старший сын от второго брака. Ему бы стоять здесь, рядом с Гаем, а он лежит в фамильном склепе.

За Регием и храмом Весты начался Форум, черневший тысячами голов. Люди приветственно махали и кричали: Ио, Триумф! Ио, Триумф!

Взгляд Эмилия Павла упал на ростры, казавшиеся цветочной клумбой. Но жестокая память отбросила этот праздничный убор, и ростры предстали такими же, как три дня назад в окружении беснующейся черни. Она не давала разрешения на триумф, поддерживая криками ораторов. А кто эти ораторы? Его же солдаты и центурионы, недовольные дележом добычи и суровостью командования! К ним присоединился военный легат Сульпиций Гал, ночами занятый наблюдением за звездами и всегда дремавший на заседаниях сената. Гал обвинял Павла не в скупости и не в суровости, а в том, что в нарушение справедливости он продал в рабство эпирцев.
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 04.06.2015, 20:08
admin admin вне форума
Administrator
 
Регистрация: 24.05.2011
Сообщений: 281
По умолчанию

«У, звездочет! — Павел представил себе вытянутое лицо своего недруга.— Радетель справедливости! Гречишек пожалел! А ведь они только и мечтали, чтобы Персей взял верх!»

Сразу же за храмом Сатурна триумфальная колесница остановилась. Вскинув голову и руки в молитвенном жесте, Павел созерцал проступившие в небесной синеве колонны и кровлю Капитолийского храма.

И в это же время перед Персеем и его детьми распахнулись железные ворота Мамертинской тюрьмы, вырытой в толще того же Капитолийского холма. Четыреста шагов но Капитолийскому въезду отделяют триумфатора от капитолийской святыни, двадцать пять ступеней отделяют Персея от палача и подземных богов.

Медленно и торжественно поднималась триумфальная колесница. Все шире и шире становился кругозор. Форум, Палатин, чаша Великого цирка, извивы Тибра, Марсово поле. Подъем окончился, и теперь лишь небольшое пространство отделяет триумфатора и его свиту от украшенного гирляндами приземистого храма. Кони остановились у его ступеней. Ликторы помогли спуститься триумфатору и отдали Гая на попечение старших братьев. Сыновья останутся здесь, а Эмилий Павел в окружении жрецов и сенаторов пройдет в храм.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 02:52. Часовой пояс GMT.